21:10 

Angel Exterminatus

Just_Night
Серый ветер воли.
Не так давно дочитала очередную книгу Ереси Хоруса. С первых страниц я ждала дуэль Шарроукина и Люция, так как слышала раньше о том, что Гвардеец Ворона по имени Никона Шарроукин был первым и единственным, кто смог убить Люция Вечного...
Этой дуэлью я не была разочарована.
В остальном книга тоже прекрасная. Мне, конечно, бесконечно нравятся почти все лояльные персонажи Сизифея. Они колоритны все вместе и каждый отдельно. У них, как и у их корабля, тяжелая судьба, но они по прежнему верны Императору и долгу. Десятый Железный, даже несмотря на страшную потерю легиона.
Таматика, прекрасный персонаж, который не боится экспериментов, потому что видит в них шанс. Апотекарий Саламандр хорош своим спокойствием и самоотверженным подходом к лечению капитана.
На удивление, мне понравилось, как представлен Пертурабо и его легион. Не могу сказать, что там были симпатичные персонажи, но за Камнерожденого я переживала.
Дети Императора и Фулгримм мне не понятны, кроме Фабия. Но Фабий мерзок.
И как и в любой книге есть момент, который мне понравился больше всего.
Строго говоря, их несколько. Первые испытания Таматики... и вот этот.

Воин с карабином щелкнул переключателем на прикладе оружия, но не успел он выстрелить, как Марий вдохнул и испустил из надутых легких и измененной трахеи поток пронзительного звука. Воин — теперь Марий заметил, что тот был железным отцом, — упал, схватившись за голову; оглушительный, лопающий барабанные перепонки вопль Мария перегрузил автосенсоры доспеха прежде, чем они успели его защитить.
Даже дредноут покачнулся от акустической атаки, а его звукоприемники взорвались в фонтане искр. Это дезориентирует его на достаточно долгое время, чтобы Марий успел покончить с легионерами, находившимися под защитой машины, и двинуться дальше.
Плоть на лице Мария, начавшего втягивать огромное количество воздуха для следующего звукового взрыва, причудливым образом заколыхалась. Один из воинов, в разломанной броне, с которой слезла почти вся краска, с трудом поднялся, покачиваясь под весом тяжелой волкитной пушки, и начал поворачивать взводные рычаги и зарядные рукоятки, явно испытывая сложности с незнакомым оружием. На конце пушки затрещала накапливающаяся энергия, но столь мощному оружию требовалось время на выстрел.
Время, которого у этого воина не было.
Марий раскинул руки в стороны и прогнул спину перед воплем.
Воздух между двумя воинами раскололся от акустических взрывов, померк от шума, заполнившего весь зал и расколовшего сотни камней душ, которые висели над сражающимися. Марий кричал, пока легкие не опустели, пока катартический звук безумия не разжег в голове испепеляющее пламя удовольствия, боли и исступленного восторга.
По какой-то невероятной, невозможной причине воин еще стоял.
— Что? — мрачно спросил Игнаций Нумен. — Я не расслышал.
Марий раздул легкие для еще одного воющего удара.
Абсолютно глухой морлок активировал волкитную пушку. Опаляюще-горячий луч пробил нагрудник Мария Вайросеана и вскипятил его плоть и кровь в мгновение ока.
У него даже не осталось воздуха для крика.

Я очень сочувствовала морлоку. Но он смог обернуть против врагов даже такой критичный для воина изъян.

@темы: Тени моей души, Мысли, Книги, Изо дня в день, Warhammer

URL
   

Tanz auf dem vulkan

главная